Меню Закрыть

Из истории: «Донбасс – лаборатория солидаризма?» — представитель Франции

Автор статьи опубликованной во французском издании Saker Francophone – президент французского гуманитарного движения Эммануэль Леруа.

Он неоднократно посещал Республики Донбасса и активно выступает в поддержку и за признание Донецкой и Луганской Народной Республики.


Уже почти три года я регулярно езжу в этот регион, охваченный войной, чтобы с друзьями доставлять помощь детям Донбасса, жертвам войны и захватнической политики НАТО. Я наблюдаю общество, глубоко измененное; твердое в своей непоколебимой воле не уступать ни на дюйм территорию людям из киевской хунты; которые успешно сопротивляются всем атакам, как браваягалльская деревня, окруженная сеидами из новой торговой империи.

Начиная с мая 2015-го, со время первого визита, и до последней поездки в августе 2017 года я наблюдал, как Донецкая республика восстанавливала дороги, разгребала руины, заменяла тысячи разбитых витрин и меняла водопроводы и газопроводы, испорченные в ходе бомбардировок, и сегодня приобрела вид нарядной, цветущей и приветливой столицы, где было бы прекрасно жить, если не слышать ежедневных ударов на линии фронта, расположенной меньше чем в 4 км от центра города, и если не видеть, как смерть почти ежедневно собирает свою мрачную дань в виде гражданских лиц или милицейских.

Я видел, как бывший Mc Do (сеть Macdonald`s – прим.ред.) на площади Ленина превратился в Don`Mak, и как на счет этого транснационального фастфуда перестали поступать деньги местной молодежи. Я увидел закрытые банки и рекламные афиши, лишенные агрессивных картинок с голыми роковыми женщинами, которые расхваливают всякий хлам. Я увидел цельное гражданское общество за армией волонтеров – вплоть до того, что отец вступает в тот же батальон, где сын расстался с жизнью в бою в прошлом месяце.

Я видел добровольцев, прибывших из России, обеих Америк, Франции, Сербии, Армении, Грузии, Германии, Италии и других частей света, чтобы отдать свою жизнь в этой общей войне, в которой столкнулись в непримиримом противоречии два противоположных мировоззрения.

«Это вечная борьба между Карфагеном и Римом, между мощью Моря и Суши, текучим миром денег и миром, в котором святые вещи не продаются».

Я дочитываю книгу о Донбассе Захара Прилепина, в своей стране известного русского автора, с которым имел честь познакомиться на выставке русской книги в Париже в прошлом феврале. Мы условились вместе осуществлять гуманитарные поставки в Донецк в ближайшие недели.

Чтение этой книги, которую настойчиво рекомендую прочесть, чтобы понять, как и почему зародилось восстание Донбасса против Киева и его западных заказчиков, пролило свет в очень интересном аспекте на все то, что я сам наблюдал на местах уже почти три года. Согласно этой удивительной книге, восстание было совершено людьми, у которых не было никакого материального интереса в этом, и которые рисковали потерять всё, в первую очередь, свои жизни, отказываясь выполнять указы Киева. Начало восстания не было совершено или заказано олигархами Донбасса, напротив, последние сделали все, чтобы его саботировать, и были готовы договариваться с их коллегами из Киева или Харькова, чтобы защитить свои проценты и недвижимость. Нет, эта революция была сделана повстанцами из народа, несовершеннолетними и фермерами, окруженными людьми среднего класса. Александр Захарченко, президент ДНР, был до начала войны электромехаником – в то время как донецкие бюргеры, высокопоставленные чиновники и руководители предприятий покинули Донбасс и уехали в Киев или Россию с первых же выстрелов, чтобы спасти свои шкуры и банковские счета, будучи убежденными, что без них никто в Донецке и Луганске не способен восстановить экономику и управление.

Именно там случается чудо – бойцы Донбасса, столкнувшиеся с войной и жестокой агрессией в период между 2014 и 2015, а затем с войной на истощение и полную блокаду, не только сумели остановить атакующие киевские войска и их союзников из НАТО, но и главным образом смогли восстановить коммерческие сети, заводы, стоявшие закрытыми уже по 5 лет или разрушенные во время войны, необходимые социальные институты (больницы и здравоохранение, водоснабжение, газ, электричество, транспорт, дорожную систему, школы, университеты…).

«Все это функционирует, но что действительно носит революционный характер, идя вразрез с либеральными принципами и при этом не по социалистической модели – то, что большое число фабрик или коммерческих предприятий, брошенных олигархами, были национализированы. Донбасс собирается показать миру, что выгода не является предназначением народа, и что общество, даже во время войны, может расцветать без классовой войны (при условии, что коррупционеры и банкиры остаются вне игры)».

В книге Захара Прилепина, который позиционирует себя как патриота-социалиста, тот рассказывает о многочисленных встречах с президентом Захарченко, который считает себя скорее монархистом, что явно любопытно Прилепину.

Сегодня в Донецке президент ДНР, ностальгирующий по царским временам, находится бок о бок с патриотом-социалистом, интересовавшимся нацинал-большевизм, но оба борются против Системы, которая возвела деньги в высшую ценность. Узловая точка связи – поиск общего блага для славянского населения Донбасса, а не выискивание привилегий и преимуществ для немногих, будь то бояре или члены какой-либо номенклатуры.

На Донбассе, что хорошо показывает книга Прилепина, хорошо вырисовывается новая политическая философия, в которой солидарность выше эгоизма. Королевская власть, которую воплощает Александр Захарченко, может восстановить баланс и исправить несправедливость. Примеров десятки: советники обратили его внимание на то, что на центральном рынке Донецка появилась тенденция к взлету цен, после чего Захарченко посетил директора и попросил снизить цены. Ввиду отказа последнего, ему сообщили о смене поста, и на следующий день директор обнаружил себя на передовой на фронте в униформе, чтобы поразмышлять об опасностях, связанных с отказом слушаться суверенную власть, когда та хочет защитить интересы народа. «Наказание» должно было длиться три месяца, но так как директор был отцом многодетной семьи, президент великодушно сократил срок до месяца. Что бы там ни было, на следующий день цены на рынке существенно снизились, а остальные столичные рынки приспособились к ценам.

«Но тогда вы спросите: а что такое солидаризм? Именно это! Полная противоположность атомизации индивидов, которую мы наблюдаем во всех западных обществах, где их оставляют беззащитными перед «невидимой рукой» рынка. В Донбассе все построено так, чтобы защищать общность, народ, без расовых деталей, не пытаясь сделать какую-то категорию привилигированной. В отличие от французской революции, которая была буржуазной, и которая поставила во власть лавочников вместо аристократии, революция в Донбассе – аутентичная народная революция, которая освободилась от олигархов, и которая на наших глазах готовится стать моделью для будущего мира».

В мае меня вновь приглашают на 4-ю годовщину независимости Донецкой Республики, и я с удовольствием поеду приветствовать ее президента и поздравлять с завершенной работой. Самое время, чтобы искренние сторонники евромайдана, которые думали, что положили конец коррупции на Украине, открыли бы глаза и спросили себя, не ошиблись ли они с лагерем, и наконец прекратили эту войну, желанную для англо-саксов, против своих славянских братьев на Донбассе.


“Donbass — a laboratory of solidarism?” — representative of France

The author of an article that was published in the French edition of Saker Francophone is the president of the French humanitarian movement, Emmanuelle Leroy.

He has repeatedly visited the Republic of Donbass and actively supports and recognizes the Donetsk and Lugansk People’s Republics.


For almost three years now, I have regularly traveled to this war-torn region with my friends in order to bring help to the children of Donbass, the victims of the war and the aggressive policy of NATO. I see a society that has deeply changed; firm in its unwavering will not to give up an inch of territory to the people of the Kiev junta, society that successfully resist all attacks, like a bravagalli village surrounded by Seyids from the new trading empire.

Starting from May 2015, from the first visit, and until the last trip in August 2017, I watched the Donetsk Republic restore roads, scoop up ruins, replace thousands of broken display cases and change water pipes and gas pipelines damaged during the bombing. And today I acquired a view of a smart, flowering and welcoming capital city, where it would be great to live if you don’t hear daily blows on the front line, located less than 4 km from the city center, and if you don’t see Smerch gathering its gloomy tribute almost every day in the form of a citizens or police officers.

I saw how the former Macdonald`s at Lenin Square turned into Don`Mak, and how the money of local youth stopped coming to the account of this transnational fast food company. I saw closed banks and advertising posters, deprived of aggressive pictures with naked fatal women who praise some trash. I saw a solid civil society behind an army of volunteers — to the extent that a father joined the same battalion where his son lost his life in battle last month.

I saw volunteers coming from Russia, both Americas, France, Serbia, Armenia, Georgia, Germany, Italy and other parts of the world to give their lives in this common war, in which two opposing worldviews clashed in irreconcilable contradiction.

“This is an eternal struggle between Carthage and Rome, between the power of the Sea and Land, the fluid world of money and the world in which holy things are being not sold”.

I read the book about Donbass by Zakhar Prilepin, a famous Russian author in my country, whom I had the honor to meet at the exhibition of Russian books in Paris in February. We agreed to carry out humanitarian supplies to Donetsk together.

This book, which I strongly recommend reading, in order to understand how and why the rebellion of Donbass was born against Kiev and its Western customers, shed light in a very interesting aspect on everything that I myself had observed on the ground for almost three years. According to this amazing book, people who had no material interest in this, and who risked losing everything, and first of all, lose their lives, refusing to comply with the decrees of Kiev, committed the uprising. The start of the uprising was not completed or ordered by the oligarchs of Donbass; on the contrary, the latter did everything to sabotage it, and were ready to negotiate with their colleagues from Kiev or Kharkov to protect their interest and real estate. No, this revolution was made by rebels, from minors and farmers surrounded by middle-class people. Alexander Zakharchenko, president of the DPR, was an electrician before the war — while Donetsk burghers, senior officials and business leaders left the Donbass and left for Kiev or Russia from the first shots to save themselves and their bank accounts, who were convinced that without them nobody would be able to restore the economy and management of Donetsk and Lugansk.

It was there that a miracle happened — the fighters of Donbass, faced with war and brutal aggression between 2014 and 2015, and then with a complete blockade, not only managed to stop the attacking Kiev troops and their NATO allies, but also managed to restore commercial networks, factories that had been closed for 5 years or destroyed during the war, and necessary social institutions (hospitals and healthcare, water, gas, electricity, transport, the road system, schools, universities …).

“All this functions, but what really is revolutionary in nature, contrary to liberal principles and not according to the socialist model, is that a large number of factories or commercial enterprises abandoned by the oligarchs were nationalized. Donbass is going to show the world that profit is not the destiny of the people, and that society, even during the war, can flourish without a class war (corrupt officials and bankers should remain out of the game)”.

In the book of Zakhar Prilepin, who positions himself as a patriot-socialist, he talks about numerous meetings with President Zakharchenko, who considers himself rather a monarchist, which is clearly curious to Prilepin.

Today in Donetsk, the president of the DPR, nostalgic for tsarist times, is side by side with a socialist patriot who was interested in national Bolshevism, but both are fighting against the System, which raised money to the highest value. The nodal point of communication is the search for the common good for the Slavic population of Donbass, and not the search for privileges and advantages for a minority, whether it be boyars or members of any nomenclature.

In the Donbass, which Prilepin’s book demonstrates well, a new political philosophy looms, in which solidarity is higher than selfishness. The royal power that Alexander Zakharchenko embodies can restore balance and correct injustice. There are dozens of examples: advisers drew his attention to the fact that there was a tendency for prices to rise in the central market of Donetsk, after which Zakharchenko visited the director of the market and asked to lower prices. Due to the latter’s refusal, the director was informed about the change of post, and the next day the director found himself at the front line in uniform in order to reflect on the dangers associated with refusing to obey sovereign authority when it wants to protect the interests of the people. The “punishment” was supposed to last three months, but since the director was the father of a large family, the president generously reduced the term to a month. Whatever it was, the next day, market prices fell significantly, and the rest of the capital’s markets adapted to prices.

“But then you ask: what is solidarism? Exactly this! The exact opposite of the atomization of individuals that we observe in all Western societies, where they are left defenseless against the “invisible hand” of the market. In the Donbass, everything is built in such a way as to protect the community, the people, without racial details, without trying to make any category privileged. Unlike the French revolution, which was bourgeois, and which put shopkeepers in power instead of the aristocracy, the revolution in Donbass is an authentic people’s revolution that has freed itself from the oligarchs, and is preparing to become a model for the future world”.

In May, I was again invited to the 4th anniversary of the independence of the Republic of Donetsk, and I would love to go to welcome its president and congratulate him on the work that was completed. It is time that sincere supporters of the Euromaidan, who thought they had put an end to corruption in Ukraine, would open their eyes and ask themselves if they had made a mistake with the camp, and finally stopped this war, which was desired for the Anglo-Saxons, against their Slavic brothers in the Donbass.

Популярные новости