Меню Закрыть

О пропавших без вести, новых проектах, стойкости народа Донбасса. About those who are missing, new projects, the resilience of the Donbass people (Florence Gillette)

— Как оцениваете военную обстановку в Донецке? Есть ли перемены в сравнении с прошлыми годами, когда вы здесь бывали?

— Безусловно, в последние несколько недель люди почувствовали на себе долю спокойствия, ведь они могут постепенно возвращаться к нормальной жизни. Но кроме стрельбы есть и другие опасности. Сейчас люди стали чаще страдать от неразорвавшихся боеприпасов. В частности, фермеры во время обработки земли. Это большая проблема. Мы понимаем также, насколько остры последствия. Поэтому сегодня считаем необходимым сосредоточиться на ее решении.

— Где успели побывать в эту поездку (беседа состоялась в ходе посещения Флоранс Жиллетт Донецка 17 августа — прим. ред.)?

— Это впервые, когда меня не было в Донецке достаточно долго. Обычно периоды между поездками короче. Коррективы в наши рабочие реалии внесла пандемия коронавирусной инфекции, поэтому приехала, как только появилась возможность. Но напомню, что сотрудники донецкого офиса МККК ни на день не прекращали работу на этой территории. Посетила амбулаторию в Горловке, где при поддержке Красного Креста проводится ремонт помещения. Была в Куйбышевском районе Донецка, где наши представители раздавали гуманитарную помощь, кроме того, побывала в протезно-ортопедическом центре, в котором также при содействии МККК выполнен капитальный ремонт.

— Удалось провести встречи с руководством Республики?

— Не удалось встретиться с мистером Пушилиным (Глава ДНР – прим. ДАН), в этот мой приезд он, к сожалению, был занят. Однако хочу отметить, что мы не раз виделись раньше, и, уверена, в будущем обязательно поговорим. При этом провела встречу с Дарьей Морозовой (омбудсмен ДНР – прим. ДАН). Обсудили проблему пропавших без вести в связи с конфликтом. На встрече с Александром Оприщенко (министр здравоохранения ДНР – прим. ДАН) речь шла о сотрудничестве и оказании помощи МККК медицинским учреждениям в условиях борьбы с COVID-19.

— Вы сказали, что приехали при первой возможности. Это из-за улучшения ситуации с COVID-19 в Республике?

— Пандемия коронавируса привнесла новые гуманитарные вызовы не только на этой территории, но и по всему миру. Если мы говорим о регионах, где проблема COVID-19 сопряжена с проблемой продолжающегося вооруженного конфликта, как в Донбассе, то эти гуманитарные вызовы гораздо острее.

Для борьбы с распространением заболевания были введены определенные меры, они неизбежны. Ограничения повлекли экономические и социальные последствия, и здесь очень важен вопрос нахождения и сохранения баланса – как внедрить эти меры и не навредить социуму. У нас получилось наладить сотрудничество со всеми органами и структурами, отвечающими за применение этих мер и в целом на этой территории.

— Известно, что МККК выступает за усиление поиска пропавших без вести и обещал содействие в этом вопросе. Для интенсификации процесса предлагалось создать некий механизм. На каком этапе эта работа сегодня?

— Это одно из самых сложных последствий любого конфликта. Красный Крест несколько десятилетий работает в этом направлении, и у нас есть хороший опыт. Он, в основном, касается оказания помощи семьям пропавших, а именно: по части эксгумации, организации похорон, преодоления экономических трудностей для семей, утративших близких. И, как вы правильно упомянули, МККК действительно оказывает содействие в разработке механизмов, направленных на выяснение судеб пропавших без вести лиц.

Это процесс трудоемкий и долгий. Чтобы вы понимали временные рамки, на прошлой неделе в Абхазии были найдены останки 13 человек, пропавших без вести в период конфликта 1992-1993 годов. Они были идентифицированы и переданы родственникам. Надеемся, что абхазский пример не постигнет Донбасс, и делаем для этого все возможное. Что касается механизма. Мы помогаем в создании инструментария для регистрационного учета пропавших, работаем с отделениями судебно-медицинской экспертизы, проводим консультации по обращению с останками, принципам их учета.

— How do you assess the military situation in Donetsk? Are there any changes in comparison with the previous years when you were here?

— How do you assess the military situation in Donetsk? Are there any changes in comparison with the previous years when you were here?

— Of course, in the past few weeks, people have felt a share of calmness, because they can gradually return to normal life. But there are other dangers besides shooting. People are now more likely to suffer from unexploded ordnance. In particular, farmers during land cultivation. This is a big problem. We also understand how severe the consequences are. Therefore, today we consider it necessary to focus on solving them.

— Where did you manage to be on this trip (the conversation took place during the visit of Florence Gillette to Donetsk on August 17)?

— This is the first time when I was not in Donetsk for a long time. The periods between trips are usually shorter. Coronavirus pandemic made adjustments to our working realities, so I arrived as soon as the opportunity arose. But let me remind you that the staff of the Donetsk office of the ICRC did not stop working on this territory for a day. I visited an outpatient clinic in Gorlovka, where the premises are being renovated with the support of the Red Cross. I was in the Kuibyshevsky district of Donetsk, where our representatives were distributing humanitarian aid, in addition, I visited the prosthetic and orthopedic center, which also underwent major repairs with the assistance of the ICRC.

— Did you manage to hold meetings with the leadership of the Republic?

— I was not able to meet with Mr. Pushilin (Head of the DPR), on this my visit he, unfortunately, was busy. However, I want to note that we have met more than once before, and I am sure we will definitely talk in the future. At the same time, I met with Daria Morozova (DPR Ombudsman). We discussed the problem of missing persons in connection with the conflict. At a meeting with Aleksandr Oprishchenko (Minister of Health of the DPR) we discussed the cooperation and assistance of the ICRC to medical institutions in the fight against COVID-19.

— You said you came as soon as possible. Is this due to the improvement in the situation with COVID-19 in the Republic?

— The coronavirus pandemic has brought new humanitarian challenges not only in this territory, but around the world. If we are talking about regions where the problem of COVID-19 is associated with the problem of an ongoing armed conflict, as in the Donbass, then these humanitarian challenges are much more acute.

To combat the spread of the disease, certain measures were introduced, they are inevitable. The restrictions entailed economic and social consequences, and here it is very important to find and maintain a balance — how to implement these measures and not harm society. We have managed to establish cooperation with all bodies and structures responsible for the application of these measures and in general in this territory.

— It is known that the ICRC is in favor of strengthening the search for missing persons and promised assistance in this matter. To intensify the process, it was proposed to create a certain mechanism. At what stage is this work today?

— This is one of the most difficult consequences of any conflict. The Red Cross has been working in this direction for several decades, and we have good experience. It mainly concerns rendering assistance to the families of the disappeared, namely: in terms of exhumation, organizing funerals, overcoming economic difficulties for families who have lost loved ones. And, as you rightly mentioned, the ICRC is indeed helping to develop mechanisms aimed at clarifying the fate of missing persons.

This is a laborious and long process. To give you an idea of ​​the time frame, the remains of 13 people who went missing during the 1992-1993 conflict were found in Abkhazia last week. They were identified and given to relatives. We hope that the Abkhaz example will not befall Donbass, and we do our best for this. As for the mechanism. We help in the creation of tools for the registration of missing persons, we work with the departments of forensic medical examination, we provide consultations on the treatment of remains, the principles of their accounting.

 Source  https://dan-news.info/bez-rubriki/o-propavshix-bez-vesti-novyx-proektax-stojkosti-naroda-donbassa.html

Популярные новости