Меню Закрыть

Общественник из Германии: Наша задача — сделать всё, чтобы Донбасс услышали

Марко Самм Лео стал уже узнаваемым для многих жителей ЛНР и ДНР. Ведь с каждым своим приездом неравнодушный общественник из Германии старается донести до мировой общественности правдивую информацию о жизни Донбасса. Мыслями о своей миссии в очередной свой приезд Марко Самм поделился с редакцией газеты «Республика».

Марк, как жители Германии воспринимали украинские события в 2014 году? Как освещают происходящее европейские СМИ?

Конечно, наши масс-медиа ориентировались и ориентируются на ту информацию по Донбассу, которую подают Запад и официальный Киев, чьи позиции понятны: они против России и постоянно пытаются ослабить её, представить агрессором. Нас стараются в этом убедить. Такова воля Запада, а Киев эту политику ретранслирует.

Насколько сегодня мнение простых немцев отличается от официальной позиции Германии по Украине?

Война на вашей территории продолжается пять лет. За это время официальная информация по Донбассу в Европе не изменилась. Кроме того, её очень мало. У многих нет даже понимания, где на карте мира происходит этот конфликт. Поэтому когда говоришь, что на Юго-Востоке Украины киевская власть ведёт войну с собственным населением, что на Донбассе почти каждый день гибнут люди, жители Европы не понимают, что это действительно происходит. В связи с этим каких-то больших, массовых изменений в общественном сознании большей части населения Германии не произошло.

Как и когда Вы пришли к решению приехать в Луганск и активно участвовать в политической жизни ЛНР?

Мне долгое время самому хотелось разобраться в том, что же происходит на Донбассе. Впервые приехал сюда как наблюдатель, во время выборов Главы Республики в ноябре 2018 года. Не жалею об этом! Посещая ЛНР и ДНР и после выборов, я говорил со многими людьми — с руководителями и простым народом. И пришёл к выводу, что на Донбассе все хотят мира, но здесь люди не хотят жить в стране, где киевская власть почитает Бандеру, с людьми, чьи ценности так или иначе связаны с фашизмом. Нередко слышал высказывания, что если бы в Киеве было с кем поговорить, Донбасс готов к диалогу, но говорить не с кем.

Как восприняли Вашу активность в Германии? Как реагируют европейцы на Ваши рассказы о том, что Вы видели на Донбассе собственными глазами?

Когда я еду из Луганска или Донецка, в социальных сетях публикую фотографии мероприятий, событий, где я был, оставляю свои комментарии. Конечно, жители не только Германии, мои друзья из других стран Европы видят мою ленту и при встрече интересуются событиями на Донбассе подробнее. Я честно рассказываю то, что видел своими глазами, что слышал сам. Люди с интересом слушают.

Имеет ли большое значение народная дипломатия в вопросе прорыва информационной блокады?

Мы делаем всё, что в наших силах, чтобы снять информационную блокаду. Донбассу не дают говорить. Наша задача — нести ваши слова в западные страны, чтобы вы были услышаны. Людям в Европе важно донести то, что вы видите, чувствуете, как вы устали от войны, от разрушений, к чему вы стремитесь. Считаю, что это наша работа — информировать мировую общественность. Мы, общественники, — не большие люди, но мы стараемся, и это приводит к определённым положительным результатам.

Как Вы можете охарактеризовать народ Донбасса?

Вы — сильные люди. То, что я видел на Донбассе, произвело на меня эмоциональный эффект. Несмотря на войну, народ старается нормально жить, работать, создавать семьи. Ко мне подходили простые люди и просили передать жителям Европы, что на Донбассе все хотят мира, хотят жить нормально, просят, чтобы европейцы повлияли на киевскую власть и те перестали стрелять. Ситуация в Луганске и Донецке одинаковая, а народ стойкий и знает, чего хочет.

У Вас есть сейчас возможность обратиться к жителям Донбасса. Что Вы хотите им сказать, пожелать?

Хочу сказать, что в ЕС есть люди, готовые вас поддерживать, продвигать в европейские медиа правдивую информацию о ситуации на Донбассе.

Я желаю всему народу ЛНР и ДНР мира в первую очередь. Уверен, что со временем ситуация наладится. Нам удаётся привлекать к проблеме всё больше и больше людей, которые, увидев всё сами, рассказывают не только простым людям, но и политикам своих стран о происходящем здесь. ЛНР и ДНР стремятся пройти путь Крыма. Здесь очень важно понимать причины таких желаний. На Донбассе и в Крыму люди отказались жить в одной стране с националистами и фашистами, имеющими поддержку на уровне властей Украины. Власть имущим в Киеве нужно это понять и принять.

Олеся Зимина, Газета «Республика» (№27, 2019г).



Social activist from Germany: Our task is to do everything to make Donbass heard

Marco Samm Leo has become recognizable to many residents of the LPR and DPR. Indeed, each of his visit, an indifferent social activist from Germany is trying to convey to the world community truthful information about the life of Donbass. Marco Samm shared some of his thoughts on the mission with the newspaper Respublika.

Mark, how did people in Germany perceive the events in Ukraine in 2014? How do European media cover what is happening?

Of course, our mass media were guided and are guided by the information on the Donbass, which is provided by the West and Kiev, whose positions are clear: they are against Russia and are constantly trying to weaken it, to present it as an aggressor. They try to convince us of this. This is the will of the West, and Kiev is rebroadcasting this policy.

How far does the opinion of ordinary Germans differ from the official position of Germany about Ukraine today?

The war in your territory lasts for five years. During this time, official information on the Donbass in Europe has not changed. In addition, there is very few of it. Many do not even have an understanding of where this conflict occurs. Therefore, when you say that in the Southeast of Ukraine the Kiev government is at war with its own population, that people die in the Donbass almost every day, Europeans do not understand that this is really happening. In this regard, some large, massive changes in the public consciousness of most of the German population did not happen.

How and when did you come to the decision to come to Lugansk and actively participate in the political life of the LPR?

For a long time I wanted to figure out what was happening in the Donbass. First time I came here as an observer, during the election of the Head of the Republic in November 2018. I do not regret it! After the elections, when visiting the LPR and DPR, I spoke with many people — with leaders of the republics and ordinary people. And I came to the conclusion that everyone in the Donbass wants peace, but here people do not want to live in a country where Kiev authorities worship Bandera, with people whose values ​​are somehow connected with fascism. Often I heard sayings that if in Kiev there was someone to talk to, that Donbass is ready for dialogue, but there is no one to talk to.

How did others in Germany perceive your activity? How do Europeans react to your stories about what you saw in the Donbass with your own eyes?

When I return from Lugansk or Donetsk, I publish photos of events that I’ve been to on social networks, I leave my comments. Of course, residents of not only Germany, my friends from other European countries see my posts and when I meet them, they are more interested in the events in the Donbass. I honestly tell what I saw with my own eyes, what I heard myself. People listen to me with interest.

Is public diplomacy important in breaking the information blockade?

We are doing everything that we can to lift the information blockade. Donbass is not allowed to speak. Our task is to carry your words to Western countries so that you can be heard. It is important to convey to people in Europe what you see, how tired you are of war, of destruction, what you are striving for. I believe that it is our job to inform the world community. We, social activists, are not big people, but we are trying, and this leads to certain positive results.

How can you characterize the people of Donbass?

“You are strong people.” What I saw in the Donbass had an emotional effect on me. Despite the war, people are trying to live normally, work and make families. Ordinary people came up to me and asked me to tell the people of Europe that everyone in the Donbass wants peace, and they want to live a normal life. They asked Europeans to influence Kiev’s government and so that they stop shooting. The situation in Lugansk and Donetsk is the same, but the people are persistent and know what they want.

You now have the opportunity to say something to the residents of Donbass. What would you want to tell them?

I want to say that there are people in the EU who are ready to support you, to promote truthful information about the situation in the Donbass to the European media.

I wish all the people of the LPR and DPR peace, first of all. I am sure that the situation will improve over time. We manage to attract more and more people to the problem, who have seen everything themselves, and then they talk about what is happening here, not only with ordinary people, but also with politicians of their countries. The LPR and the DPR strive to go the way the Crimea did. It is very important to understand the reasons for such desires. In the Donbass and the Crimea, people refused to live in the same country with nationalists and fascists, who have support at the level of the Ukrainian authorities. Those that are at power in Kiev need to understand and accept this.

Olesya Zimina, Respublika Newspaper (No. 27, 2019).

Популярные новости