Меню Закрыть

«Подпись формулы Штайнмайера — реальная надежда или пиар-ход?» – французский журналист

Данная аналитическая статья написана французской журналисткой Кристель Нэан после того, как в СМИ начали появляться новости о подписании формулы Штайнмайера в Минске.  

Напомним, что она приехала на Донбасс, чтобы освещать конфликт и показывать правду западной аудитории.


1 октября 2019 года, представитель Киева в контактной группе в Минске Леонид Кучма подписал письмо об утверждении формулы Штайнмайера. В то время как многие были в восторге, уже объявив это как важный шаг на пути к миру, другие были гораздо более осторожны, и подчеркнули, что эта подпись была прежде всего пиар Киева. Обзор подписания и ее реальных последствий представлен ниже.

Давайте вернемся к формуле Штайнмайера. Несмотря на подписание Киевом, Донецкой Народной Республикой (ДНР) и Луганской Народной Республикой (ЛНР) Минских соглашений в 2014 году и Минска-2 в 2015 году, никакого прогресса достигнуто не было. Киев продолжал нарушать режим прекращения огня и хотел поставить на первое место последние статьи соглашений (такие как возвращение пограничного контроля), короче говоря, поставить повозку перед лошадью, и она неизбежно не сработала.

Кроме того, принятый Радой закон об особом статусе Донбасса, включающий только первую статью планируемого закона, действует только в течение одного года и не был подготовлен в рамках консультаций с ДНР и ЛНР, как это предусмотрено в Минских соглашениях-2.

Видя, что выполнение Минских соглашений застопорилось, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер предложил на встрече в нормандском формате (Россия, Франция, Германия и Украина) текст, уточняющий порядок выполнения спорных вопросов. Это соглашение было устно одобрено всеми членами «нормандского формата» 2 октября 2015 года, а годом позже, на другой встрече в «нормандском» формате в октябре 2016 года.

С тех пор Украина бьет гвоздем по голове, отказываясь подписывать эту формулу и реализовывать ее. Проблема заключается в том, что в связи с доказательствами саботажа под руководством Киева Россия попросила подписать формулу Штайнмайера в качестве предварительного условия для организации следующей встречи в нормандском формате. Как сказала Россия, зачем тратить время на повторное обсуждение того, что уже дважды было одобрено? Для того чтобы организовать новую встречу, то, что было одобрено ранее, должно быть подписано, должен быть достигнут минимальный прогресс. Другими словами, если отсутствует подпись Киева под формулой Штайнмайера, то и встреча не проводится.

Однако Владимиру Зеленскому эта встреча нужна с точки зрения СМИ, чтобы «доказать», что он, как и большинство населения Украины, стремится к миру. И, отказавшись подписать формулу Штайнмайера, Киев открыто заявлял, что не хочет мира. Дымовая завеса иллюзиониста Зеленского рассеивалась на высокой скорости. Нужно было все исправить.

Именно поэтому Киев вчера, на заседании контактной группы в Минске, наконец, подписал формулу Штайнмайера. Не без фыркания и сохранения напряжённости до конца. Но у Украины не было выбора, если бы она отказалась подписать, то весь переговорный процесс был бы публично осужден и вина была бы возложена на Киев.

И что Зеленский не мог себе этого позволить, даже если эта подпись заставит его танцевать на канатной дорожке. Потому что подписанное соглашение уже вызвало большой ажионтаж в Украине.

Начиная с Юлии Тимошенко, которая однозначно заявила на своей странице в Facebook, что формула Штайнмайера неприемлема и что ее подписание в Минске будет представлять угрозу национальной безопасности, территориальной целостности и суверенитету Украины (что смешно, учитывая, что политика Киева уже давно проводится в Вашингтоне).

Экс-президент Петр Порошенко заявил, что подписанием этой формулы Киев отказывается от применения Минских договоренностей (что является полной чепухой, поскольку формула Штайнмайера — это лишь компромисс, позволяющий реализовать эти договоренности), и что эта формула была придумана Кремлем (я думаю, господин Штайнмайер будет рад узнать, что работает на Москву).

Бывший представитель Украины в Минске Роман Безсмертный заявил, что подписание формулы Штайнмайера принесет не мир, а войну его стране, поскольку условия этой формулы не отвечают интересам Украины. Для него проведение выборов в Донбассе таким образом равносильно легитимизации нынешней власти ДНР и ЛНР, и означало бы создание нового Приднестровья. Он также призвал Зеленского отказаться от этой подписи во время встречи в «нормандском формате».

Наиболее радикальные из них, такие как Андрей Парубий, называют эту подпись расчленением Украины, а бывший советник Порошенко Константин Елисеев — капитуляцией. Тему поддержал Аркадий Бабченко (воскресший журналист), который заявил, что капитуляция Украины произошла не вчера, а 21 апреля 2019 года (т.е. когда был избран Зеленский).

В результате радикальные украинские группировки последовали за своими представителями и организовали демонстрации протеста против подписания формулы Штайнмайера по всей Украине, от Киева до Львова, Харькова, Мариуполя и Запорожья, в каждой из которых приняли участие несколько сотен человек. Национальный корпус Билецкого даже объявил неограниченные действия против того, что они считают капитуляцией Украины.

Ультранационалисты потребовали отставки министра иностранных дел Украины и представителя Киева в Минске Леонида Кучмы. Они также потребовали возбудить против них уголовное дело, если документ был подписан на российских условиях.

С российской стороны эта подпись стала поводом для эйфоричных заявлений, некоторые даже зашли так далеко, что сказали, что это был, наконец, первый конкретный шаг на пути к миру в Донбассе. Пресс-секретарь МИД России Мария Захарова выразила надежду, что это создаст «позитивную атмосферу для дальнейшей реализации Минских соглашений». Эту позицию поддержал министр иностранных дел Германии Хейко Маас.

Министр иностранных дел ДНР Наталья Никонорова заявила, что это дипломатическая победа для обеих народных республик и открывает перспективы политического урегулирования конфликта. Она также призвала Киев начать конституционную реформу, необходимую для реализации особого статуса Донбасса.

Ее коллега из ЛНР Владислав Дейнего был очень осторожно оптимистичен, отметив, что для реализации всего этого Киеву еще предстоит проделать большую работу. Например, отмена законов, противоречащих Минским соглашениям (например, закона о русском языке), а также принятие закона об амнистии и закона об организации выборов.

Ну, на бумаге все это очень мило. Но на самом деле? На самом деле, очень быстро после энтузиазма ранних моментов, две народные республики и Россия вдруг вернулись к обычному скептицизму, после заявления Зеленского, оправдывающего подписание формулы Штайнмайера.

Действительно, последний говорит о разработке нового закона об особом статусе Донбасса, но не будет обсуждать его с ДНР и ЛНР, как это предусмотрено Минскими соглашениями. Вместо этого Зеленский хочет обсудить это с украинским народом, говорит, что выборы на Донбассе пройдут только после передачи Киеву пограничного контроля с Россией (хотя это самый последний пункт Минских соглашений и формулы Штайнмайера, которые должны состояться после выборов), и красных линий пересечения не будет.

Еще хуже то, что один из депутатов от партии Зеленского, Богдан Яременко, глава Комитета Рады по иностранным делам, заявил, что Украина ничего не подписала!

«Вчера никто ничего не подписывал», — писал Яременко на своей странице в Facebook. «Представитель Украины в группе Леонид Кучма письменно сообщил представителю ОБСЕ Мартину Сайдику о том, что Украину устраивают формулировки, согласованные советниками глав государств нормандского формата в Минске 1 сентября 2019 года», — пояснил он.

Депутат также подчеркнул, что Киев не намерен отказываться от своих принципов, в том числе от целостности и суверенитета Украины, а также от права Киева «по-своему интерпретировать Минские соглашения» (c).

Это свидетельствует о том, что эта подпись — лишь уловка иллюзиониста Зеленского. Это заявление сразу же вызвало тревогу как среди лидеров ДНР и ЛНР, так и среди политологов.

Так, Денис Пушилин и Леонид Пасечник, лидеры ДНР и ЛНР, напомнили, что ..:
1) выборы должны состояться не после возвращения пограничного контроля Киеву, а до этого,
2) новый статус Донбасса должен быть разработан при непосредственных консультациях с представителями двух народных республик,
3) несколько проблемных пунктов закона, принятого во времена П.Порошенко, нужно отменить, другие — сохранить, и любые изменения должны были быть внесены по согласованию с ДНР и ЛНР, иначе это будут нарушением Минских соглашений, которые могут сделать этот закон недействительным.

В заявлении также указывается, что только ДНР и ЛНР могут выбрать язык, на котором они хотят говорить, как управлять своей экономикой, как развивать свою судебную систему, как народная милиция должна защищать граждан двух республик, как проводить интеграцию с Россией. Действительно, главы двух государств заявили, что, подписав формулу Штайнмайера, Украина «признала право народа Донбасса на самоопределение».

После отступления Зеленского и его «особого» толкования формулы Штайнмайера российский сенатор Алексей Пушков подчеркнул, что ни Россия, ни ДНР, ни ЛНР не признают и не примут закон об особом статусе Донбасса, который не был бы утвержден контактной группой в Минске. Он также отметил, как и аналитик Алексей Чеснаков, что, как и его предшественник, Зеленский отрицает то, что только что подписал.

Такое отношение явно свидетельствует о том, что эта подпись — всего лишь пиар трюк, новая дымовая завеса от иллюзиониста Зеленского, сказал Андрей Суздальцев, проректор факультета глобальной экономики и политики Московской высшей школы экономики.

«Мы должны прекрасно видеть то, что Украина, которая создала эту пиар-концепцию такой готовности диалога с Россией, никаких своих стратегических целей не поменяла», — заявил он.

Он напомнил, что Киев по-прежнему хочет интегрироваться в ЕС и НАТО, по-прежнему рассматривает Россию как страну-агрессора, всегда выступает за усиление санкций против Москвы, настаивает на том, чтобы ДНР и ЛНР прекратили свое существование и всегда используют Крым как средство оказания давления на Россию.

Для Суздальцева подписание формулы Штайнмайера — это просто смена тактики из Киева.

«Он (Зеленский) намекнул на то, что это возможно будет, только когда украинские пограничники будут стоять на границе Украины с Россией в Донбассе, и ни слова не сказал про изменения в конституции, которые входят в «формулу Штайнмайера». То есть сделано ничего, конечно, не будет. Им главное поставить (РФ — ред.) под удар Запада и давить Россию на уже мировом уровне. Вот в чем дело. Они втаскивают нас в заведомо обреченный диалог», — добавил Суздальцев.

По его словам, подписанием формулы Штайнмайера Зеленский показывает украинской общественности, своему электорату, что готов разрешить конфликт, но «в таком формате, который должен привести Россию к капитуляции».

«Мы должны понимать, что это западня и не больше того. Вести диалог с Киевом, что с Порошенко, что с Зеленским, абсолютно бессмысленно. Это пиар для внутреннего пользования, пиар для Запада, что он вменяемый президент. Но самое главное, чего хотят, это капитуляция России», — сказал Суздальцев.

Для этого эксперта даже говорить о применении Киевом формулы Штайнмайера не стоит.

«Да что вы. Это исключено абсолютно. Мы уже подписывали «Минск» дважды», — заключил он.

Тот факт, что Киев имеет неблагоприятную тенденцию не применять то, что подписывает, также был отмечен рядом политиков и журналистов в ДНР.

Например, спикер Народного совета ДНР Владимир Бидёвка заявил, что подпись Киева под формулой Штайнмайера не гарантирует, что Украина будет ее выполнять. Мнение, продиктованное опытом, так как за пять лет войны ДНР неоднократно видела, чего стоит подпись Киева внизу документа, как отметил депутат Народного Совета ДНР Валерий Скороходов.

«Пятилетний опыт взаимодействия с Украиной практически лишил нас веры в то, что Киев будет следовать подписанным им документам. И независимо от того, реализует Украина подписанную «формулу» или нет, мы и дальше будем двигаться по выбранному еще в 2014 году пути: усиливать государственные институты, наращивать обороноспособность, укреплять экономику и активизировать интеграцию с Российской Федерацией, чтобы в конечном итоге реализовать полностью свое право на самоопределение», — сказал депутат.

Журналист Олег Антипов также подчеркнул, что не доверяет киевской власти. Он напомнил, что, несмотря на подписание Минск, а затем и Минск-2, обстрелы продолжаются, встречи в Минске большую часть времени не дают ничего конкретного, а переговорный процесс чаще всего заходит в тупик. Более того, напомнил он, большинство жителей Донбасса крайне негативно относятся к любой идее возвращения в Украину (что понятно, после пяти лет обстрелов голов и бомб и тотальной торгово-экономической блокады).

Лично я думаю, что эта подпись — всего лишь пиара трюк от Зеленского для получения встречи в нормандском формате, который ему нужен, чтобы удовлетворить своих избирателей.

В отличие от Суздальцева, я думаю, что Россия прекрасно знает, в какую игру играет Зеленский, но у Москвы есть свои причины настаивать на такой подписи. Потому что после того, как пиара трюк закончится, когда придётся действительно применять то, что было подписано, иллюзионистских методов Зеленского будет недостаточно, чтобы скрыть тот факт, что Киев саботировал переговорный процесс и мирное урегулирование конфликта.

Когда Украина окажется не в состоянии применить формулу Штайнмайера, Зеленский не сможет скрыться за историей технического недоразумения или заявить, что не одобряет этот документ, поскольку подпись представителя в Минске хорошо видна внизу. Легко не применять документ, утвержденный только устно, достаточно притвориться, что вы ничего не одобрили, так как конкретных следов этого нет. Подпись — это другая история, потому что слова улетают, а подписи остаются.

Даже если на самом деле эта подпись не означает, что Киев будет применять то, что она подписала. Украина подписала Минск-1 и не выполнила его. Она подписала Минск-2 и не применяла его больше, чем первый вариант этих соглашений. За пять лет Киев так и не смог реализовать ни одного пункта подписанных ею соглашений! А совсем недавно Киев подписал дополнительные меры по контролю за прекращением огня. Привело ли это к более эффективному выполнению соглашения о прекращении огня, сокращению числа нарушений или дисциплинарному преследованию украинских солдат, нарушающих перемирие? Нет!

Эта подпись здесь для того, чтобы доказать, что Киев не знает, когда Украина саботирует процесс урегулирования конфликта. И как доказательство того, что Россия не выдает желаемое за действительное, встреча в нормандском формате состоится только после полного вывода войск и техники из пилотных районов Золотого и Петровского (также одобренного на заседании контактной группы в Минске).

Позиция России сводится к следующему: «Ты подписал, ну, подпиши сейчас же!» Как сказал Кавьер Моро, независимо от того, выполняет Киев Минские соглашения или нет, победу одержала Россия. Однако Украина не может применить то, что она подписала, поскольку это заставит ее отказаться как от НАТО, так и от ЕС, и подписать свидетельство о смерти Украины как субъекта хозяйствования (поскольку автономию хочет не только Донбасс). И это не входит в повестку дня тех, кто действительно правит Украиной.

Более того, как видно из выступлений правительств ДНР, ЛНР и Украины, видение того, что означает выполнение Минских договоренностей, диаметрально противоположно, и трудно представить, как удастся найти компромисс, удовлетворяющий все стороны. Особенно учитывая враждебное отношение большинства населения Донбасса к реинтеграции в Украину.

Те, кто потирает руки, думая, что Донбасс скоро вернется в Украину, могут спуститься со своего маленького облачка. Реальность такова, что Украина подписала соглашение о краткосрочном начислении баллов СМИ, которые в долгосрочной перспективе она потеряет в пользу России, ДНР и ЛНР, когда придет время оправдать провал Минского процесса. Киев только что поставил себя в дипломатический тупик, из которого он не сможет выбраться. Россия поддалась Украине и разрешила убить одну из ее пешек, чтобы потом иметь возможность поставить ей мат!

Поэтому наиболее вероятным сценарием является то, что Украина продолжит медленную и болезненную агонию, которая приведет к краху и распаду страны, как это было в бывшей Югославии. Минские соглашения (1 и 2) и формула Штайнмайера, остающиеся в истории в качестве подписанных и реальных доказательств бесчестия и лицемерия украинских властей.


“The signature of the Steinmeier formula is a real hope or a PR stunt?” — French journalist

This analytical article was written by the French journalist Kristel Nean after the news began to appear in the media about the signing of the Steinmeier formula in Minsk.

Let us recall that she came to the Donbass to cover the conflict and show the truth to a Western audience.


On October 1, 2019, the representative of Kiev in the contact group in Minsk Leonid Kuchma signed a letter approving the Steinmeier formula. While many were delighted to have already announced this as an important step towards peace, others were much more careful, and emphasized that this signature was primarily a PR of Kiev. An overview of the signing and its real effects is presented below.

Let’s get back to the Steinmeier formula. Despite the signing of the Minsk agreements in 2014 and Minsk-2 in 2015 by Kiev, the Donetsk People’s Republic (DPR) and the Lugansk People’s Republic (LPR), no progress was made. Kiev continued to violate the ceasefire and wanted to put in the first place the latest articles of the agreements (such as the return of border control.

In addition, the law adopted by the Rada on the special status of Donbass, including only the first article of the planned law, is valid only for one year and was not prepared in consultation with the DPR and LPR, as it is provided in the Minsk Agreements-2.

Seeing that the implementation of the Minsk agreements was stalled, German Foreign Minister Frank-Walter Steinmeier proposed at the meeting of Norman format (Russia, France, Germany and Ukraine) a text clarifying the procedure for the implementation of controversial issues. This agreement was verbally approved by all members of the “Norman format” on October 2, 2015, and a year later, at another meeting in the “Norman” format in October 2016.

Since then, Ukraine has been refusing to sign this formula and implement it. The problem is that, in connection with evidence of sabotage under the leadership of Kiev, Russia asked to sign Steinmeier’s formula as a prerequisite for organizing the next meeting in the Norman format. As Russia said, why waste time re-discussing what has already been approved twice? In order to organize a new meeting, what was approved earlier must be signed, minimal progress should be made. In other words, if there is no signature of Kiev under the Steinmeier formula, then the meeting is not held.

However, Vladimir Zelensky needs this meeting from the point of view of the media in order to “prove” that he, like the majority of the population of Ukraine, is striving for peace. And, refusing to sign the Steinmeier formula, Kiev openly declared that it did not want peace. The smoke screen of the illusionist Zelensky scattered at high speed. It was necessary to fix everything.

That is why Kiev yesterday, at a meeting of the contact group in Minsk, finally signed the Steinmeier formula. Not without snorting and maintaining tension to the end. But Ukraine had no choice, if it refused to sign, then the entire negotiation process would be publicly condemned and Kiev would be blamed.

And that Zelensky could not afford it, even if this signature made him dance on the cable car. Because the signed agreement has already caused great agitation in Ukraine.

Starting with Yulia Tymoshenko, who explicitly stated on her Facebook page that Steinmeier’s formula is unacceptable and that signing it in Minsk would pose a threat to Ukraine’s national security, territorial integrity and sovereignty (which is ridiculous given that Kiev’s policy has long been pursued in Washington).

Ex-President Petro Poroshenko said that by signing this formula Kiev refuses to apply the Minsk agreements (which is complete nonsense, because Steinmeier’s formula is just a compromise that allows implementing these agreements), and that this formula was invented by the Kremlin (I think Mr. Steinmeier I will be glad to know that he works for Moscow).

Former Ukrainian representative in Minsk, Roman Bezsmertny, said that signing the Steinmeier formula would bring no peace, but war to his country, since the terms of this formula do not meet the interests of Ukraine. For him, holding elections in the Donbass in this way is tantamount to legitimizing the current authorities of the DPR and LPR, which would mean the creation of a new Transnistria. He also called on Zelensky to refuse this signature during the meeting in the «Norman format.»

The most radical of them, such as Andriy Parubiy, call this signature the dismemberment of Ukraine, and the former adviser to Poroshenko Konstantin Eliseev called it a surrender. The topic was supported by Arkady Babchenko (a risen journalist), who stated that the surrender of Ukraine did not happen yesterday, but on April 21, 2019 (i.e. when Zelensky was elected).

As a result, radical Ukrainian groups followed their representatives and staged protests against the signing of the Steinmeier formula throughout Ukraine, from Kiev to Lviv, Kharkov, Mariupol and Zaporozhye, each of which was attended by several hundred people. The Biletsky National Corps even announced unlimited actions against what they consider the surrender of Ukraine.

Ultranationalists demanded the resignation of the Minister of Foreign Affairs of Ukraine and the representative of Kiev in Minsk, Leonid Kuchma. They also demanded that a criminal case be brought against them if the document was signed on Russian terms.

On the Russian side, this signature was the reason for euphoric statements; some even went so far as to say that this was, finally, the first concrete step on the road to peace in the Donbass. Russian Foreign Ministry spokeswoman Maria Zakharova expressed hope that this would create a “positive atmosphere for the further implementation of the Minsk agreements.” German Foreign Minister Heiko Maas supported this position.

DNR Foreign Minister Natalia Nikonorova said that this is a diplomatic victory for both people’s republics and it opens up prospects for a political settlement of the conflict. She also called on Kiev to begin the constitutional reform necessary to realize the special status of Donbass.

Her colleague from the LPR, Vladislav Deinego, was very cautiously optimistic, noting that Kiev had a lot of work to do to realize all this. For example, the abolition of laws contrary to the Minsk agreements (for example, the law on the Russian language), as well as the adoption of the law on amnesty and the law on the organization of elections.

Well, on paper, it is all very sweet. But what is it in fact? In fact, very quickly after the enthusiasm of the early moments, the two people’s republics and Russia suddenly returned to ordinary skepticism, after Zelensky’s statement justifying the signing of the Steinmeier formula.

Indeed, Zelensky speaks of the development of a new law on the special status of Donbass, but he will not discuss it with the DPR and LPR, as it is provided in the Minsk agreements. Instead, Zelensky wants to discuss this with the Ukrainian people, says that the elections in the Donbass will take place only after the transfer of border control with Russia to Kiev (although this is the very last point of the Minsk agreements and Steinmeier’s formula, which should take place after the elections), and there will be no red lines.

Even worse, one of the deputies from the Zelensky party, Bogdan Yaremenko, head of the Foreign Affairs Committee of the Rada, said that Ukraine had not signed anything!

“No one signed anything yesterday,” Yaremenko wrote on his Facebook page. “The representative of Ukraine in the group, Leonid Kuchma, wrote to the OSCE representative Martin Saidik that Ukraine was satisfied with the wording agreed upon by the advisers to the heads of state of the Norman format in Minsk on September 1, 2019,” he explained.

The deputy also stressed that Kiev does not intend to abandon its principles, including the integrity and sovereignty of Ukraine, as well as the right of Kiev to “interpret the Minsk agreements in its own way” (c).

This suggests that this signature is only a ploy of the illusionist Zelensky. This statement immediately caused concern among the leaders of the DPR and LPR, as well as among political scientists.

Therefore, Denis Pushilin and Leonid Pasechnik, leaders of the DPR and LPR, recalled that…:

1) the election should not take place after the border control is returned to Kiev, but before that,

2) the new status of Donbass should be developed in direct consultation with representatives of two people’s republics,

3) several problematic paragraphs of the law adopted during the time of P. Poroshenko should be repealed, others should be retained, and any changes should have been made in agreement with the DPR and LPR, otherwise it would be a violation of the Minsk agreements that could render this law invalid.

The statement also indicates that only the DPR and LPR can choose the language they want to speak, how to manage their economy, how to develop their judicial system, how the people’s police should protect the citizens of the two republics, and how to integrate with Russia. Indeed, the two heads of state said that by signing the Steinmeier formula, Ukraine «recognized the right of the people of Donbass to self-determination.»

After Zelensky’s retreat and his “special” interpretation of Steinmeier’s formula, Russian Senator Alexei Pushkov emphasized that neither Russia, nor the DPR, nor the LPR will recognize and adopt the law on the special status of Donbass, which would not be approved by the contact group in Minsk. He also noted, like analyst Alexei Chesnakov that, like his predecessor, Zelensky denied what he had just signed.

Such an attitude clearly indicates that this signature is just a PR stunt, a new smoke screen from the illusionist Zelensky, said Andrei Suzdaltsev, vice-rector of the Department of Global Economics and Politics at Moscow Higher School of Economics.

“We should see very well that Ukraine, which created this PR concept of such a readiness for dialogue with Russia, has not changed any of its strategic goals,” he said.

He recalled that Kiev still wants to integrate into the EU and NATO, still considers Russia as an aggressor country, always advocates strengthening sanctions against Moscow, insists that the DPR and LPR cease to exist and always use Crimea as a means putting pressure on Russia.

For Suzdaltsev, signing the Steinmeier formula is simply a change of tactics from Kiev.

“He (Zelensky) hinted that this would be possible only when the Ukrainian border guards stand on the border of Ukraine with Russia in the Donbass, and did not say a word about the changes in the constitution, which are included in the Steinmeier formula.” That is, nothing will be done, of course. The main thing for them is to put (Russia — Ed.) under the blow of the West and crush Russia at the world level. That is the problem. They drag us into a deliberately doomed dialogue,” added Suzdaltsev.

According to him, by signing the Steinmeier formula Zelensky shows the Ukrainian public, his electorate, that he is ready to resolve the conflict, but «in a format that should lead Russia to surrender.»

“We must understand that this is a trap and nothing more. A dialogue with Kiev, with Poroshenko, or with Zelensky, is absolutely pointless. This is PR for internal use, PR for the West, that he is a sane president. But the most important thing they want is the surrender of Russia,” said Suzdaltsev.

For this expert, even talking about the application of Steinmeier’s formula by Kiev is not worth it.

«Yes you. This is absolutely excluded. We have already signed Minsk twice,” he concluded.

A number of politicians and journalists in the DPR also noted the fact that Kiev has an unfavorable tendency not to apply what it signs.

For example, the speaker of the People’s Council of the DPR, Vladimir Bidevka, said that the signature of Steinmeier formula by Kiev does not guarantee that Ukraine will fulfill it. The opinion dictated by experience, since during the five years of the war the DPR repeatedly saw the value of signature of Kiev at the bottom of the document, noted the deputy of the DPR People’s Council Valery Skorokhodov.

“The five-year experience of cooperation with Ukraine has practically deprived us of the belief that Kiev will follow the signed documents. And regardless of whether Ukraine implements the signed “formula” or not, we will continue to move along the path chosen in 2014: strengthen state institutions, increase defense capabilities, strengthen the economy and intensify integration with the Russian Federation in order to ultimately realize its full potential the right to self-determination,” the deputy said.

Journalist Oleg Antipov also emphasized that he does not trust the Kiev authorities. He recalled that, despite the signing of Minsk, and then Minsk-2, the shelling continues, meetings in Minsk most of the time do not give anything concrete results, and the negotiation process often comes to a standstill. Moreover, he recalled, that most of the residents of Donbass are extremely negative about any idea of ​​returning to Ukraine (which is understandable, after five years of shelling bombs and a total trade and economic blockade).

Personally, I think that this signature is just a PR stunt from Zelensky to get a meeting in the Norman format, which he needs to satisfy his voters.

Unlike Suzdaltsev, I think that Russia knows very well what game Zelensky plays, but Moscow has its own reasons to insist on such a signature. Because after the PR stunt ends, when you have to apply what was signed, Zelensky’s illusionist methods will not be enough to hide the fact that Kiev sabotaged the negotiation process and a peaceful resolution to the conflict.

When Ukraine is unable to apply the Steinmeier formula, Zelensky will not be able to hide behind the history of a technical misunderstanding or declare that he does not approve this document, since the signature of the representative in Minsk is clearly visible below. It’s easy not to apply a document approved only verbally, it’s enough to pretend that you did not approve anything, since there are no concrete traces of this. A signature is a different story because words fly away and signatures remain.

Even if in fact this signature does not mean that Kiev will apply what it has signed, Ukraine signed Minsk-1 and failed to comply with it. It signed Minsk-2 and did not use it more than the first version of these agreements. For five years, Kiev has not been able to implement a single paragraph of the agreements it has signed! And more recently, Kiev has signed additional measures to control the ceasefire. Did this lead to a more effective implementation of the ceasefire agreement, a reduction in the number of violations, or disciplinary prosecution of Ukrainian soldiers who violate the ceasefire? No!

This signature is here to prove that Kiev does not know when Ukraine is sabotaging the conflict settlement process. And as proof that Russia does not give the wish for reality, the meeting in the Norman format will take place only after the complete withdrawal of troops and equipment from the pilot areas of Zolotoy and Petrovsky (also approved at the meeting of the contact group in Minsk).

Russia’s position boils down to the following: “You signed, well, sign it now!” As Kavier Moreau said, regardless of whether Kiev fulfills the Minsk agreements or not, Russia won. However, Ukraine cannot apply what it has signed, as this will force it to abandon both NATO and the EU, and sign a death certificate for Ukraine as a business entity (since not only the Donbass wants autonomy). And this is not on the agenda of those who really rule Ukraine.

Moreover, as can be seen from the speeches of the governments of the DPR, LPR and Ukraine, the vision of what the implementation of the Minsk agreements means is diametrically opposite and it is difficult to imagine how it will be possible to find a compromise that satisfies all parties. Especially considering the hostile attitude of the majority of the population of Donbass to reintegration into Ukraine.

Those who rub their hands, thinking that the Donbass will soon return to Ukraine, can go down from their little cloud. The reality is that Ukraine has signed an agreement on short-term accrual of media points, which in the end it will lose in favor of Russia, the DPR and the LPR when the time comes to justify the failure of the Minsk process. Kiev has just put itself in a diplomatic impasse from which it cannot get out. Russia succumbed to Ukraine and allowed to kill one of its pawns, so that later it would be able to checkmate it!

Therefore, the most likely scenario is that Ukraine will continue its slow and painful agony, which will lead to the collapse of the country, as it was in the former Yugoslavia. The Minsk agreements (1 and 2) and the Steinmeier formula, which remain in history as signed and real evidence of the dishonesty and hypocrisy of the Ukrainian authorities.

Популярные новости